электрокары

Сегмент электромобилей в текущем году демонстрирует разочаровывающую динамику. Спрос на машины с двигателем-аккумулятором стагнирует, что уже приводит к снижению продаж на ряде рынков.

Аналитики прогнозируют, что общий объем продаж в 2024-м будет расти — но куда менее быстрыми темпами по сравнению с предыдущими годами. Для того чтобы обеспечить реализацию огромного количества электрокаров, крупнейшие производители вынуждены предлагать большие скидки, что не лучшим образом сказывается на их марже.

Подходит ли бум электромобилей к концу и что ожидает один из самых перспективных рынков в области зеленых технологий — в материале «Известий».

Электро или гибрид

Согласно прогнозу Международного энергетического агентства (МЭА), продажи электромобилей в текущем году должны сильно вырасти — так, что они составят одну пятую от всех реализуемых в мире новых легковых машин. Правда, есть оговорка: речь идет как о полностью электрических, так и о гибридных автомобилях. Всего, как ожидает МЭА, будет продано 17 млн машин обоих типов, что означает рост на 20% по сравнению с тем же показателем 2023 года. Что до более долгосрочных предсказаний, то к 2035 году две трети авто, продающихся во всем мире, будут электрическими.

На самом деле прогноз на 2024 год от МЭА не так уж и хорош, даже если учитывать гибриды. В 2023-м рост на этом рынке составил 35%, тогда как «чистые» электромобили отдельно продавались в количественном выражении на 25% больше, вплотную приблизившись к отметке 10 млн штук. Отметим два факта: во-первых, гибриды и в прошлом году были более успешными, а во-вторых, всё это происходило на динамичном мировом авторынке прошлого года, когда и машины с двигателем внутреннего сгорания увеличили продажи на 5%. Насчет сохранения такой динамики в текущем году есть серьезные сомнения, учитывая вероятное замедление всей глобальной экономики и потребительского спроса.

Рынок слабее, конкуренция сильнее

Так или иначе, но результаты первых месяцев 2024 года в плане продажи электрокаров выглядят достаточно разочаровывающими. К примеру, на крупнейшем рынке мира, в Китае, в январе–феврале рост был к тому же периоду прошлого года 18% (в январе–феврале 2023-го — 20%), а по итогам всего I квартала опустился до 14,7% — в других обстоятельствах отличный показатель, но в данный момент явно свидетельствующий о замедлении. Всё это происходит на фоне активного стимулирования авторынка со стороны китайских властей. Впрочем, результаты этой господдержки могут показать себя в ближайшие несколько месяцев.

В США ситуация хуже: там объем продаж в I квартале составил 269 тыс. штук, что всего на 2,6% больше, чем в январе–марте 2023 года. А если сравнивать с последним кварталом прошлого года, то и вовсе наметился спад — сразу на 7,3%. Изменения среди разных марок распределились неравномерно: если Tesla потеряла 13%, а Chevrolet (еще недавно вторая по популярности) рухнула сразу на 56%, то у Ford наметился рост на 86%.

Наконец, Евросоюз, третий по значимости рынок. Здесь всё в принципе плохо. Продажи гибридных автомобилей в марте выросли на 12%, но машины с батареями упали сразу на 11,3% к марту прошлого года. И это второе падение за последние четыре месяца. Справедливости ради, весьма заметный спад наметился и в секторах бензиновых и дизельных моделей, но даже с поправкой на календарные факторы (католическую Пасху, например) речь идет о довольно сильном замедлении рынка как минимум.

Не лучшие результаты заметны и по отдельным компаниям. Два мировых лидера, Tesla и китайская BYD, показывают разочаровывающие цифры. Компания Илона Маска потеряла 9% продаж в январе–марте, тогда как BYD увеличила объемы поставок на 12%, но это смешной показатель в сравнении с прошлогодними 85% за тот же временной отрезок.

Замедление роста, стагнация, а кое-где и прямое падение продаж происходят на фоне резко обостряющейся конкуренции на рынке. К крупным игрокам отрасли (таким как те же Tesla и BYD) присоединяется всё больше традиционных автопроизводителей, боящихся опоздать к разделу пирога, а в некоторых случаях и прямо стимулируемых методами кнута и пряника со стороны законодательства тех или иных государств. Усиление конкуренции вынуждает снижать цены зачастую даже в убыток себе, но это помогает не во всех случаях. 

Как итог, многие автопроизводители начинают пересматривать свои планы касательно производства EV в обозримом будущем. К примеру, Ford откладывает на два года выпуск новых моделей. В Европе признают, что покупатели возвращаются к бензиновым моделям, и государства задумываются об изменении политики стимулирования производства электрокаров. Особенно на фоне того, что европейская продукция в этом классе испытывает большие проблемы в плане конкуренции с китайскими машинами — в отличие от автомобилей с ДВС, где позиции европейцев всё еще весьма сильны.

Что происходит

Почему на рынках сложилась настолько негативная динамика? В первую очередь отметим, что электромобили, несмотря на все скидки, акции, государственные стимулы и агрессивное продвижение со стороны самих производителей, остаются дорогим удовольствием, в среднем на 25% дороже бензиновых и дизельных аналогов. Захватывать первичную (10–15%) долю на рынке было легко. Основными потребителями были богатые люди, энтузиасты (особенно фанаты Tesla), а также корпорации, которым хочешь не хочешь надо было достигать целевых показателей ESG. Сейчас нужно завоевывать массового потребителя, а с этим могут возникнуть сложности — люди не готовы платить столько за электромобили. Кроме того, в модельных рядах EV по-прежнему преобладают машины стоимостью $50 тыс. и выше. При этом возможностей «прогнуться» по ценам у производителей минимум, поскольку они и так работают в убыток. Средний электромобиль по-прежнему генерирует около $6 тыс. чистых потерь.

Частично эти проблемы перекладывались на государство, но учитывая и без того значительные бюджетные дефициты, вряд ли это жизнеспособная модель. В Германии после решения суда в конце прошлого года дефицит пришлось сократить сразу на €60 млрд, и это ко всему прочему привело к отмене субсидий для покупателей электромобилей (что также объясняет провал на европейском рынке в начале текущего года).

Если брать Америку, то не последнюю роль сыграл и акт об ограничении инфляции, принятый администрацией Джо Байдена, фактически протекционистский закон. Он ограничивает использование в производстве зеленой продукции иностранных компонентов, в первую очередь китайских. Это никак не помогает удешевить выпуск американских электрокаров.

Есть проблемы с инфраструктурой, которая в большинстве стран существует в основном вокруг нескольких крупных агломераций — а там автопарк и так уже достаточно электрифицирован. Наконец, в 2023–2024 годах после бурного роста цены на горючее стабилизировались, и это позволило машинам с ДВС укрепить свою позицию на рынке.

Спасение в технологиях

На данный момент будущее электромобилей выглядит неопределенно. С одной стороны, достигнуты уже безусловные успехи, с другой — можно констатировать, что потолок экспансии если не достигнут, то уже где-то совсем недалеко. Прогноз МЭА о захвате двух третей или даже половины всего авторынка к середине следующего десятилетия выглядит всё менее обоснованным. К тому же есть серьезная угроза кризиса перепроизводства, особенно на фоне того, что Китай стимулирует рост выпуска, планируя агрессивно расширяться на внешние рынки.

Выхода из данной ситуации два. Во-первых, можно продвигать EV на государственном уровне с помощью административных мер кнута и пряника. Но если последний является недешевым удовольствием для практически любой страны, то первый бьет напрямую по среднему классу в развитых странах (не говоря уж о развивающихся) и гарантированно наращивает социальную напряженность, которой сейчас и без того в избытке.

Второй способ — это новый технологический рывок, который может радикально понизить стоимость и/или продлить запас хода после зарядки электромобилей. Если они не будут уступать по эффективности машинам с ДВС, а разница в цене будет сведена к минимуму, тогда завоевание рынка станет вполне реальным, даже несмотря на потребности в создании инфраструктуры. Но закладываться на такой прорыв пока рановато.

Пока же косвенным эффектом от снижения спроса на электрические легковые машины стал обвал цен на литий. Добывающие компании явно переоценили электромобильный бум, и пузырь в этом секторе лопнул. В скором времени подобную ситуацию можно будет ожидать и в других секторах добычи металлов, нужных для EV.

CREON Group 5 июня проведет конференцию "Полимеры в автомобилестроении 2024"

Конференция "Электротранспорт и электрозарядные станции (ЭЗС)" пройдет в Москве 21 июня